У - Я страница
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 9
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа



Сонни Чиба / Sonny Chiba



Достижения в боевых искусствах:
Дзюдо - 2-ой дан
Нин-дзюцу - 4-ый дан
Кэндо - 1-ый дан
Сёриндзи-кэмпо - 1-ый дан

Уличный боец / Gekitotsu! Satsujin ken / The Street Fighter



                                   Непобедимый уличный боец

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2587421
«Актёр должен быть полон эмоций, будь он в счастье или в печали, радости или боли, устал он или бодр. Необходимо выражать всё всем своим телом. Японские актёры обычно неспособны к этому. То, что я делаю в своих фильмах – это то, что должен делать актёр. Боевик – это тоже драма. Если мы не можем вызвать у зрителя слёзы, смех и переживание, то мы не актёры. Возможно, наши фильмы выглядят идеалистично, но это – правда».

.
pic

Карьера:
Актёр, Продюсер, Режиссёр
Рост: 1,79 м
Дата рождения: 23 января, 1939, водолей
Место рождения: Фукуока, Япония
Жанры: Боевик, драма, криминал
Первый фильм: 1961

Биография
Сонни Чиба (настоящее имя Садао Маэда) родился 23 января 1939 года в Фукуоке, в многодетной семье. Отец Маэда - Ситиноскэ был лётчиком-испытателем, и рождённый вторым из пятерых детишек Садао не часто довольствовался его вниманием. Однако рос он как настоящий самурай и ему с рождения прочили военную карьеру. Но не сложилось. Садао было всего шесть лет, когда Япония проиграла войну, и об армейском поприще можно было смело забыть. Ещё в раннем возрасте Садао проявил интерес к классическому японскому театру и гимнастике. Поэтому родители решили двигать сына по спортивной линии и неплохо в этом преуспели. Спорт занимал главное место в жизни юного Садао, и спорту он уделял особое внимание, готовясь к карьере гимнаста. Так как обучение гимнастике дохода семье не приносило, то олимпийской надежде пришлось чередовать тренировки с прозаическими занятиями вроде работы на стройке. Именно там начинающий гимнаст получил травму спины, настолько серьёзную, что об успехах в профессиональном спорте пришлось забыть и покинуть не только олимпийскую сборную, но и профессиональную атлетику. Конечно, это был сильный удар для молодого человека - но он справился. Более того, восстановившись после травмы, решил не оставлять спорт и попробовать себя в единоборствах. К окончанию школы он отлично владел дзюдо, а, учась в университете Нихон Тайику, стал заниматься каратэ Кёкусинкай. На старших курсах вуза он даже стал тренировать своих товарищей в клубе дзюдо. Решив серьёзно заняться изучением каратэ Маэда начал обучение у самого сэнсэя Масутацу Оямы. Именно благодаря ему Сонни Чиба и по сей день считается не только одним из лучших бойцов этой школы, но также одним из самых известных пропагандистов данного направления: позже Чиба снялся в трёх

pic

полнометражных фильмах о жизни мастера Оямы.

pic


Сонни Чиба и Масутацу Ояма


В поисках новой работы, наш герой решил попробовать себя в кино и после обучения на актёрских курсах принял участие в одном из регулярно проводившихся на больших студиях конкурсов «Новое лицо». Маэда участвовал в подобном конкурсе студии «Тоэй / Toei» и в 1959 году получил на студии работу.
Яркая внешность (многие до сих пор считают, что он безумно похож на Тосиро Мифунэ, но только красивее и харизматичнее) и отличные физические данные помогли парню сделать быструю кинокарьеру. Уже спустя пять лет после начала работы в кино Маэда взял себе псевдоним, под которым его узнает весь мир, — Сонни Чиба. «Чиба» - название региона в котором он жил, а имя Садао превратилось в «Сонни» в результате его участия в рекламной кампании, в которой рекламировался автомобиль «Sunny-S Toyota».picОдна из первых ролей, фильм «Странствующий детектив: Трагедия в Красной долине»Правда большинство лент той поры, в которых снимался начинающий актёр ничего особенного из себя не представляли (таков, например, «Битва в глубине моря» Хадзимэ Сато). К счастью, тогда Чиба познакомился и подружился с одним начинающим постановщиком «Тоэй», который в будущем станет самой главной силой японского кино. Конечно, речь идёт о Киндзи Фукасаку. В 1961, когда Фукасаку снимал с Чибой «Странствующего детектива» или «Сыщика в смешной шляпе», он ещё только оттачивал свой стиль, но, работая с Киндзи-саном, молодой актёр получил возможность показать и умение играть, а не только эффектно выглядеть в боевых сценах. Поэтому в интервью Чиба всегда отзывался о великом режиссёре с неизменным восхищением: «Уже тогда я поражался его мастерству. Он быстро сделал себе имя и вскоре получил возможность работать с ведущими кинозвёздами, но всегда помнил, что мы начинали вместе. Он мой наставник и верный друг. С какими бы режиссёрами я ни работал, моей мечтой всегда было снова оказаться на площадке Фукасаку. Это замечательный человек». Именно сотрудничество с «императором Киндзи» в самом начале карьеры, по мнению актёра, помогло ему в дальнейшем: «Это были вроде бы обычные развлекательные ленты, но я научился играть именно благодаря работе над ними с Фукасаку. Он предлагал импровизировать, проводил аналогии между актёрской игрой и джазом, просил меня быть то более расслабленным в кадре, то физически собранным, отслеживал комедийные элементы в моей работе.



pic

Те незатейливые картины заложили фундамент для моих будущих знаменитых ролей».Киндзи Фукасаку и Сонни ЧибаБиографы Чибы называют «звёздным годом» актёра 1968-й. Тогда он начал сниматься в экшн-сериале «Охотник за ключами» (японская версия «Невыполнимой миссии») и приобрёл огромную популярность. Успех сериала помог актёру реализовать его мечту и открыть в 1970 году «Японский боевой клуб». Спортивный клуб, призванный сделать боевые сцены в кино более реалистичными и при этом более эффектными. Одним словом, в стенах этого клуба актёров учили боевым искусствам, а спортсменов — сценическому мастерству.
Интересное соединение драматически-спортивной школы и актёрского агентства оказалось успешным, среди выпускников клуба можно назвать, например, таких звёзд, как Эцуко Сиоми («Сестра уличного бойца») и Хироюки Санада («Ниндзя в логове дракона»). Если же говорить о большом кино, то в конце 60-х - начале 70-х особенно выдающихся ролей на «Тоэй» Чиба не получал. Для выдыхавшегося «нинкё» актёр казался слишком экспрессивным, а для самурайского кино – слишком современным. Хотя в «нинкё» Чиба тоже отметился. Трилогия «Колыбельная игрока» (1966-1967) Рюити Такамори имела некоторый успех, но, по мнению самого актёра, была излишне сентиментальна. Более жёсткий экшн «Волк якудза – я исполняю убийство» того же Такамори, (1972) был поинтереснее и отсылал к спагетти-вестернам, заодно умело копируя визуальные находки Сэйдзюна Судзуки. Чиба даже попал в один из первых реалистических фильмов о якудза на «Тоэй», «Организованная преступность» Дзюнъя Сато, (1967), но там всё же солировал Тэцуро Танба. Фильмы же из серий «Подручный якудза», (1970-1971) и «Телохранитель», (1973) были просто добротными развлекательными картинами. Правда, «Телохранитель» памятен прологом, в котором звучит тот самый «Ezekiel 25:17», который через двадцать лет американский фанат Чибы по имени Квентин Тарантино вложил в уста Сэмюэлю Джексону в «Криминальном чтиве». Кстати, в этом фильме с ним снялись известные американские каратисты Аарон Бэнкс и Бил Лоуи.
Лучшей работой Чибы той поры я бы назвал «Серебряную бабочку 2», (1972) Кадзухико Ямагути. Профессионал высокого уровня, Ямагути зарекомендовал себя мастером экшна с сильными героинями в центре событий и точным сочетанием динамичного действия, умелым вкраплением музыкальных номеров и изысканного изобразительного ряда. По постановке же кульминационных боевых сцен Ямагути вообще был одним из лучших на «Тоэй». Успеху его лент помогали и замечательные актрисы. Например, в серии «Глава женской банды» блистала Рэйко Осида, тогда как в дилогии «Серебряная бабочка» роль мстительницы досталась несравненной Мэйко Кадзи. Чиба смог не потеряться рядом с такой ошеломительной партнёршей, более того, Кадзи и Чиба создали весьма эффектный дуэт. Актёр сыграл владельца ночного клуба, вроде бы неудачника и бахвала со слабостью к противоположному полу (здесь комедийные таланты Чибы продемонстрированы во всей красе). Но вынужденный помогать героине и бороться со свирепыми якудза персонаж превращается в хладнокровного и уверенного в своих силах городского самурая, а в финале лихо обращающийся с мечом Чиба показывает, как надо сочетать игру и физические данные, отчего изобретательно выстроенная схватка остаётся украшением экшн-кино Японии.

pic

Мэйко Кадзи и Сонни Чиба в фильме «Серебряная бабочка 2»


В 1973 году актёр вновь объединяет силы со своим другом Фукасаку. Великий режиссёр как раз потряс Японию «Боями без чести и жалости» и совершил революцию как в «якудза эйга», практически похоронив каноны неспешного и романтизирующего якудза «нинкё», так и в японском кино вообще, окончательно уничтожив границы между фильмами авторскими и коммерческими. Чиба снялся у своего друга во второй части «Боёв», фильме «Смертельная схватка в Хиросиме». Второй эпизод стоит чуть особняком в гениальном сериале, так как в нём Фукасаку сосредоточился не столько на анализе сращивания преступности, бизнеса и политики, сколько на проведении аналогии между якудза и правительствами, причём любыми, авторитарными, тоталитарными или демократическими. По Фукасаку, разницы между ними нет – все они прикрываются громкими лозунгами о патриотизме, долге и прочем, и все они с лёгкостью жертвуют обманутыми ими же людьми. На себе такую взаимозаменяемость власти и якудза в фильме испытала несчастная красавица Ясуко (великолепная Мэйко Кадзи), потерявшая двух самых близких людей из-за манипуляций правительства в годы войны и всесильных якудза в мирное время. Чиба же предстал в образе Отомо, гангстера, живущего вне каких-либо правил. По словам Марка Шиллинга, «Отомо – воплощение преступного денди, наглая атака на хороший вкус. С вечной безумной ухмылкой на лице, готовый на любую мерзость и находящийся в постоянном движении, он самый плохой парень из всех плохих. Такой съест детей Майка Тайсона на завтрак и попросит добавки». С бешеной энергией Чибы в этой роли сравнится разве Бунта Сугавара, но Фукасаку благоразумно сократил роль «бешеного пса» для «Смертельной схватки», рассудив, что сразу два таких актёра на ведущих ролях - это перебор.picЧиба в роли Отомо, «Бои без чести и жалости 2: Смертельная схватка в Хиросиме»Чиба-Отомо идеально вписался в мир «Боёв» Фукасаку. Его экспрессивная игра - как нельзя кстати в несущемся на бешеной скорости фильме, а заряженность на худшие деяния, подвижность и гипертрофированная отвратительность Отомо превращают этого героя Чибы в одного из самых запоминающихся персонажей мирового кино. И точно, что Отомо стал одной из любимейших ролей фанатов актёра. Сам Чиба тоже любит о ней поговорить: «В «Смертельной схватке в Хиросиме» я играл настоящего негодяя. Я вдохновлялся игрой Роберта Де Ниро в его самых жестоких фильмах. Персонажи Де Ниро убивали людей, но оставались обаятельными, даже сохраняли какую-то мораль. Но я хотел пойти в противоположном направлении. Отомо должен быть ненормально жестоким и начисто лишённым обаяния. Но тем он и притягателен. Для роли мне надо было превратиться в отвратительное существо. Это был вызов, и, безусловно, новый уровень в моей игре. Похожий подход я применил для роли Цуруги в «Уличном бойце». Здесь прервём замечательного актёра и вспомним как раз Цуруги, роль-визитную карточку Чибы в фильме-квинтэссенции кинематографа о восточных единоборствах.
Западные копии изменили не только имя исполнителя главной роли, но и название. Вообще-то хит 1974 года должен называться «Кулак смерти». Но американские прокатчики с переименованием, по-моему, не ошиблись. «Уличный боец» характеризует героя гораздо точнее. Когда работа над фильмом только начиналась, план «Тоэй» был прост: отвлечь зрителя от гонконгских лент о кунг-фу, напомнить, что именно японцы - лучшие мастера боевых искусств, а заодно включить в боевик о единоборствах элементы «якудза-эйга» и главенствовавшие в японском кино цинизм и аморальность. Главную роль должен был играть Чиба с его прошлым ученичеством у Оямы, багажом боевых ролей и недавним триумфом в «Боях без чести и жалости 2» - это вопросов не вызывало. Выбор режиссёра казался куда более странным. Сигэхиро Одзава на тот момент снял более ста лент, но числился традиционалистом старой школы и мастером «нинкё» («Красный пион 4»), который не мог найти себе места в «якудза-эйга» пост-Фукасаку. Да, порой «нинкё» Одзавы были чуть более кровавыми, чем требовали каноны, да, его самурайские ленты (прежде всего «Миссия убийцы») иногда заимствовали у западных лент больше, чем было принято, но рядом с Фукасаку или, например, Тэруо Исии режиссёр казался представителем старого поколения японской киношколы.

pic

«Уличный боец»

Терри Цуруги
Однако на «Тоэй» своих режиссёров знали лучше. Одзава своим «Уличным бойцом» посрамил всех скептиков. Автор размеренных и порой морализаторских «нинкё» сделал стремительный, жестокий и восхитительно аморальный фильм, не утративший силы и за прошедшие десятилетия. Вместо пересказа сюжета предложу вам загадку. Если в центре сюжета противостояние двух героев, один из которых потерял брата, лишился проданной в бордель сестры и готов следовать кодексу якудза до конца, а второй – циничный наёмник, презирающий все законы и правила и как раз поспособствовавший смерти брата и трагедии сестры первого героя, то кто из них «наш»? Если вы ответили «второй», то мы с вами мыслим примерно одинаково с Одзавой и Чибой, поскольку именно такому персонажу «Уличного бойца» надлежит симпатизировать. Именно он, Такуми Цуруги, свободный от обязательств, традиций и сантиментов, стал идеальным героем экшн-кино 70-х и символом политической некорректности (радетели этой самой корректности сейчас регулярно проклинают «Бойца» за сцены вроде той, когда Цуруги кастрирует чернокожего насильника голыми руками или забивает до смерти красивую злодейку). Чем стал «Уличный боец» для Одзавы - возможностью выплеснуть накопившуюся за годы «нинкё» внутреннюю агрессию или желанием показать новому поколению, что в новых условиях он составит конкуренцию любому режиссёру-нигилисту – трудно сказать. Но в карьере постановщика это если не лучший, то, наверное, самый провокационный и запоминающийся фильм. Одзава избрал манеру «действие – прежде всего, логика – как получится». Непрекращающийся поток жестоких боевых сцен не мешает обозначить героев с их проблемами и даже с интересными характерами (всё же над сценарием работал опытный Кодзи Такада, писавший, например, для «Новых боёв без чести и жалости» Фукасаку). А изобретательность Одзавы не даёт многочисленным схваткам стать однообразными. Сменяющий обычное изображение кадр рентгеновского снимка разбиваемого Цуруги черепа – лишь одна из находок режиссёра. В целом же манера «Бойца» демонстративно отличается от гонконгских почти бескровных балетов. Здесь дерутся жестоко, по-уличному, и в каждой стычке проигравший тонет в реках крови (это не преувеличение, критик Джудит Крайст заметила в своей рецензии, что после «Уличного бойца» не сможет есть неделю – фанаты фильма считают это лучшим комплиментом мейнстримной критики). А в центре всего – уверенный в себе и своих силах Цуруги, плохой парень в мире, где все остальные только хуже. Поэтому порадуемся, что он на нашей стороне и посмотрим, как он помогает богатой наследнице отбиться от происков международной банды с красавицей-якудза во главе и как расправляется с жаждущим мести соперником, чьи брат и сестра… (смотрите выше).pic«Последняя месть уличного бойца»Чиба никогда не стремился оправдывать своего героя: «Да в том-то и идея, что Цуруги – если не однозначный злодей, то точно плохой парень. Если надо убивать, он убьёт. Кровь его не испугает». Чиба в «Уличном бойце» соединил физические нагрузки прежних боевиков вроде «Серебряной бабочки 2» и неземную энергию «Смертельной схватки в Хиросиме» для показа того, что каратист высокого уровня может быть и отличным актёром (или наоборот). Вышедшие в том же 1974 году фильмы «Возвращения уличного бойца» и «Последняя месть уличного бойца» того же Одзавы в основном повторяли ходы и находки оригинального фильма, но 1974-й дал нам второй выдающийся каратэ-фильм с Чибой от другого режиссёра.
Я не просто так упомянул рядом с Фукасаку имя Тэруо Исии. Оригинал и денди, культовый режиссёр мира №1 Тэруо-сан хоть и не отличался революционными настроениями Фукасаку, к меняющемуся в 60-70-е годы пейзажу японского кино руку приложил. Его криминальные ленты («Цветок, буря и банда») и «эро-гуро» («Наслаждение пыткой») создали репутацию Исии-«кинодьявола», а не поддающиеся классификации безумные ленты вроде «Кошмарных уродов Эдогавы Рампо» или «Истории женщины-якудза» репутацию только упрочили. Реализм вызывал у «кинодьявола» скуку, поэтому на «Тоэй» решили не требовать от постановщика подражаний Фукасаку, а предложить ему пойти вслед за Одзавой и попробовать себя в жанре фильма о каратэ. Исии от такого предложения пытался отказаться, так жанр казался ему даже скучнее, чем реалистичные «якудза эйга» («дзицуроку»), но контрактные обязательства взяли верх. Тогда режиссёр решил приложить все усилия для того, чтобы фильм получился неудачным, а разочарованные продюсеры отстали бы от него. Однако у талантливых людей желание сделать изначально плохой фильм иногда приводит к обратному результату. Оттого «Палач» получился очень смешной и эффектной анархической пародией на каратэ-фильмы и скопированные с американских экранов японские телесериалы (прежде всего «Охотника за ключами»)

.pic

«Прямой удар! Адский кулак» («Палач»)
Чиба сыграл наёмника, который в компании двух колоритных коллег сражается с очередной международной преступной группой. Сюжет, впрочем, для Исии не особенно важен. Ему важнее стремительный темп, неправдоподобно жестокие драки с выбиванием глаз и вырыванием рёбер, отсылки к западным фильмам (прежде всего вспоминаются «Хороший, плохой, злой» и «Безумный Пьеро») и очень чёрный юмор. Чиба напомнил о своих безусловных комедийных талантах, показав как можно быть крутым и смешным одновременно. Поэтому упражнение Исии в издевательстве над жанром обернулось против него: «Палач» стал коммерческой удачей, и режиссёр оказался на съёмочной площадке продолжения в компании нашего героя. Для «Палача 2», (1974) Исии избрал манеру грубой комедии с упором на юмор ниже пояса, что избавило его от необходимости делать продолжения. По крайней мере, так решили продюсеры после предварительных просмотров. Но вот зрителям «Палач 2» неожиданно понравился. Комикующий Чиба, не столько совершающий подвиги, сколько попадающий в дурацкие ситуации при попытках похитить алмазное ожерелье, публику очень порадовал.pic«Прямой удар! Адское каратэ» («Палач 2»)Актёр не раз предлагал Исии объединиться для «Палача 3» (последняя попытка была предпринята уже в 2000 году), обещая режиссёру полную свободу на площадке, но тот постоянно отказывался.
«Уличный боец» и «Палач» остаются самыми удачными образцами боевиков о каратэ в фильмографии Чибы (а, может, и во всей истории жанра). Хотя в середине 70-х актёру пришлось неоднократно варьировать роли из этих лент, но с куда меньшим успехом. Наиболее известными стали основанные на биографиях реальных людей картины, например, «Машина для убийства», (1975, Чиба сыграл Со Досина, популяризировавшего китайские боевые искусства в Японии) или «Обречённый на одиночество», (1975, первый из серии лент об учителе Чибы, Масутацу Ояме). Для работы над ними привлекались солидные постановщики, уже упоминавшийся Ямагути и универсал Норифуми Судзуки. Но ни миновавший пик творческой формы Ямагути, ни мастер визуально изощрённых эротических лент и «нинкё» Судзуки не смогли реализовать себя в новом жанре. Их фильмы чересчур сентиментальны, злоупотребляют националистическими идеями, а попытки подражать анархическому юмору Исии приводят к совсем запредельным результатам. Так, в одном из эпизодов «Обречённого» персонаж Чибы в воспитательных целях насилует героиню прелестной Юми Такигавы, приняв её за обслуживающую американцев проститутку; та, однако, оказывается обычной переводчицей. На должном уровне в этих картинах только сам Сонни Чиба, безукоризненный и профессиональный в любой роли.
Участие в фильме последователя Фукасаку, режиссёра Садао Накадзимы «Большая война якудза на Окинаве», (1975) было более примечательным, так как Чиба блестяще сыграл психопата-якудза, мастерски владеющего каратэ. Такой синтез Отомо и Цуруги стал бы ещё более интересным, если бы роль была побольше, но основное время в «Войне» было отдано всё же персонажу Хироки Мацукаты. Тем не менее, это - «один из самых устрашающих героев в фильмографии Чибы» (Крис Дежарден).
Здесь бы самое время найти проект, который бы напомнил зрителям именно о драматических талантах актёра. Проект этот был реализован в 1978 году, и не трудно догадаться, что реализовал его всё тот же Фукасаку. Друзья не раз сотрудничали после «Смертельной схватки в Хиросиме» (хотя бы «Детектив-доберман», 1977 года), но следующим значительным фильмом в их совместном творчестве стала картина «Самураи сёгуна». Киноверсия популярного самурайского телесериала (известного также, как «Заговор клана Ягю») позволила Фукасаку отвлечься от криминального жанра, а Чибе – от боевиков о каратэ.

pic

Сонни Чиба в фильме «Детектив-доберман»
Фукасаку при смене жанра себе не изменил. Может, поспокойнее стала его камера, и более изысканна постановка боёв, но в остальном перед нами - всё тот же мастер циничных эпосов и беспощадный разрушитель мифов. Только вместо мифов о благородстве якудза он берётся за мифы о чести и достоинстве среди самураев.
Самураи в фильме выглядят историческими предшественниками якудза: те же жестокость, интриги, жажда власти и готовность пойти на любую подлость для достижения целей. Редкие же представители сословия, пытающиеся сохранить хоть какое-то благородство, обречены на смерть или вечное одиночество. Чиба сыграл реального исторического персонажа Дзюбэя Ягю, честного самурая, на глазах которого родные и близкие люди либо погибают, обманутые правителями, либо превращаются в одержимых властью негодяев. Дзюбэй предпочитает человеческое достоинство поставить выше требований времени и выше достоинства самурая. Персонаж Чибы проходит путь от не лишённого иллюзий и идеализма воина до разочарованного одиночки, готового выступить против родного отца, и наш герой здесь снова – во всём своём великолепии. После «Самураев сёгуна» в сознании зрителей Дзюбэй Ягю навсегда связан с Сонни Чибой, который остаётся эталонным исполнителем этой роли.

pic

В роли Дзюбэя Ягю, «Самураи сёгуна»



Для этого фильма Фукасаку вообще собрал очень мощный состав. Здесь и ветеран самурайского кино Кинноскэ Накамура, и более молодые звёзды Хироки Мацуката и Хироюки Санада, но центром картины остаётся именно Чиба. Когда фильм упрекают за некоторые вольности в передаче исторических событий (одна из любимых идей Фукасаку, что официальная история в любом случае полна лжи, отчего свобода художника в трактовке прошедших времён не должна подвергаться сомнению), актёру есть что возразить: «У Фукасаку свой взгляд на вещи. Он точно передаёт дух времени, но ищет новый и оригинальный подход. Подход, который всегда отличается от общепринятого. Вы говорите «Такого не было». Он отвечает: «Откуда вам знать, так могло быть». Я же добавлю, что художественные достоинства «Самураев сёгуна» никогда не ставились под сомнение. А успех фильма сподвиг продюсеров «Тоэй» дать режиссёру ещё одну масштабную самурайскую постановку, снова с суперзвёздным составом, в котором непременно должно было быть место для Чибы.
В том же 1978 году Фукасаку выпустил «Падение замка Ако» (известен также под названием «Клинки возмездия»), свою версию знаменитой и не раз переносившейся на экран истории о 47 ронинах, отомстивших за смерть своего хозяина. Режиссёр сделал очередной блистательный фильм, пусть и более традиционный, чем «Самураи сёгуна». Виртуозная жестокость батальных сцен сводит к минимуму присущую большинству киноверсий истории сентиментальность, отчего продолжительная и кровавая расправа над врагами 47 ронинов воспринимается не как восстановление справедливости, а скорее как слепое следование традиции мести. Чиба сыграл небольшую, но очень колоритную роль дикого ронина-одиночки Фувы Кацуэмона, одного из 47, сыграл на обязательном для него высочайшем уровне и сделал своего персонажа самым запоминающимся в густонаселённом фильме (где рядом с ним были такие мощные представители японской актёрской школы, как уже упоминавшиеся Кинноскэ Накамура, Хироки Мацуката, Тэцуро Танба, а кроме них ещё и Тосиро Мифунэ)

.pic

Фува Кацуэмон в бою, «Падение замка Ако»


Самурайские роли Чибы не только дали ему возможность блеснуть очередной гранью таланта, но и стали коммерчески успешными. Поэтому представать в подобных образах после «Самураев сёгуна» и «Падения замка Ако» ему доводилось довольно часто. Например, в 1979 Чиба попал на съёмочную площадку «Охотника во тьме» безусловного классика самурайского кино, Хидэо Госи. Справедливости ради надо отметить, что к 1979 Гося был уже не тот, что в 60-е, и «Охотник во тьме» лишь фрагментами напоминал о мастерстве постановщика. Но все с неизменным восхищением отмечают сцену дуэли между Чибой и Тацуя Накадаи. Сам Чиба остался доволен своей работой (он опять играл отрицательную роль) и высоко оценил режиссёра: «Гося добивается совершенства от каждой сцены, особенно от боевых эпизодов. Он готов потратить много времени, лишь бы добиться, чтобы всё было сделано, так как он считает нужным».

pic

«Охотник во тьме»


Когда речь заходит о 80-90-х в японском кино, мне всё время приходится повторять, что для кинематографа страны Восходящего Солнца и его лучших представителей наступили не самые приятные времена. И в рассказе о Сонни Чибе я не избегу этого повторения. «Повторение» здесь вообще ключевое слово, поскольку именно самоповторами Чибе пришлось заниматься в 80-е. Даже от Фукасаку не стоило ждать помощи, так как великий режиссёр в тот период сосредоточился на коммерческих проектах, финансово успешных, но в художественном плане сильно уступающих его шедеврам 70-х. Например, в «Реинкарнации самурая», (1981) Чиба снова сыграл у Фукасаку роль Дзюбэя Ягю. Но в этот раз режиссёр избрал манеру галлюциногенной фантазии (совсем не его область творчества), так что нетипичное для постановщика медленное развитие сюжета и малоубедительные спецэффекты делают фильм явной неудачей. Энергию картине придаёт только Чиба, как всегда, уверенно ведущий свою партию в этой анемичной картине и напоминающий в боевых сценах, что перед нами звезда «Уличного бойца» и «Самураев сёгуна». Сериал «Воины тени», где Чиба снялся в роли ниндзя по имени Хаттори Хэндзо, пользовался успехом, но ничего особенно нового тоже не предлагал.

pic

«Хаттори Хандзо: Воины тени»


В личной и деловой жизни актёра тоже были проблемы. Из-за проблем с менеджментом он лишился прав на «Японский боевой клуб», а в 1994 году развёлся с актрисой Ёко Ногивой, с которой состоял в браке более двадцати лет.
Чиба продолжал регулярно сниматься в кино и на телевидении, но его новые работы не вызывали какого-либо интереса у зрителей.
Но наш герой – непобедимый Сонни Чиба, который не позволил серьёзной травме загубить свою карьеру. Разве такому помешают бытовые и творческие проблемы? Никогда. И вот неугомонный Сонни открывает новую актёрскую школу, находит новую спутницу жизни и продолжает сниматься в фильмах людей, которые выросли на его работах.
Перемены начались во второй половине 90-х, когда про Сонни Чибу вспомнил Тарантино, а за ним и другие режиссёры его поколения. Чиба стал снова появляться на большом экране. Пусть в небольших, но зато всегда запоминающихся ролях, зато сразу в Голливуде, великолепный актёр не раз доказывал, что количество экранного времени для него не принципиально, он и за десять минут может создать запоминающийся образ. Достаточно вспомнить хотя бы великого кузнеца Хатттори Хандзо из тарантиновского «Убить Билла» или справедливого босса якудза из «Тройного форсажа».

pic

Квентин Тарантино и Сонни Чиба




стр 1 стр 2  стр 3






Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz